В Уральске семья не может найти похищенного младенца

93

Дикий случай произошел в Уральске – у молодой девушки похитили новорожденного ребенка и почти месяц мать и вся ее семья самостоятельно разыскивают похитителя и ребенка, пишет «Уральская неделя».
К делу пропавшего младенца в Абайском отделе ДВД ЗКО подошли неожиданно – возбудили уголовное дело против самой матери — заявительницы – за ложный донос. После протеста областной прокуратуры дело закрыли.
Олег и Наталья Баткаевы – родители молодой мамы — 18-летней Любы, приехали в редакцию «УН»: — Помогите!, — первое, что мы услышали от Натальи. – Мы стучимся в закрытые двери. Нам не верят.
Люба, студентка одного из уральских колледжей познакомилась с отцом будущего ребенка 25-летним Дмитрием Алиевым (эти данные указаны на его личных станицах в соцсетях) в Уральске, когда ей было 16 лет. Через год забеременела. Всю беременность провела у родителей – в небольшом селе Красный Урал Зеленовского района — ее гражданский муж был против ребенка.
— Перед родами дочери позвонил Дмитрий и предложил, чтобы она пожила у него в Уральске – чтобы удобнее было доставить ее в больницу, — рассказала Наташа. – Мы отвезли ее в город, он ее встретил. Увидели мы ее только через 8 дней — без ребенка.
Люба родила сына в 01-45, 17 июня, как она утверждает, в Перинатальном центре областной клиники.
— Дима мне сказал, что там я буду наблюдаться, и мы туда ездили раза четыре. Мне делали там УЗИ, осматривали. Туда он меня отвез после 22-00, 16 июня, на своей машине, — рассказала нам сама девушка, с которой мы встретились после разговора с ее родителями.
Как утверждает Люба, в роддоме она пробыла 7 дней. Родителей к ней не пускали из-за высокого давления, так, говорит она, объясняли врачи, убеждал ее отец ребенка.
На 8 день Дмитрий, который имел свободный доступ к палате молодой мамы, вечером сообщил ей – их ребенок заболел и их срочно переводят в другую больницу.
— За день до этого, Кирилла (новорожденного сына) у меня забрали. Сказали, что поместят в общий бокс и там будут кормить, потому что у меня пропало молоко, — говорит девушка. – Я собралась – это было уже ночью, мы сели в машину «Скорой помощи». Ребенок был с нами. Ехали долго. Я не знаю, куда мы приехали. Меня встретила женщина в белом халате, дала две таблетки и я отключилась. На следующий день меня разбудила медсестра, спросила какая себя чувствую, я в ответ спросила- где ребенок? Они ничего не сказали. Я стала кричать. Пришла женщина и двое мужчин с синей форме — как у санитаров. Меня закрыли в палате на ключ. Потом пришел Дима и сказал: звони своей маме и говорит, что ребенок умер – его уронила медсестра. Если не позвоню, то не увижу сына. Я позвонила, сказала. Мама мне не поверила…
Вечером Любу вывели из здания, в котором она находилась, и отправили на такси в район Центрального Универмага – там ее ждала все семья.
— Мы собрались все – братья, сестры, — рассказывает отец Любы Олег. – Распределились по району, чтобы не пропустить такси и сторожили. – Она приехала одна. Все руки в синяках. Обколота какими-то препаратами. Лицо было не узнать – сильнейший отек (врачи поставили диагноз – острый пиелонефрит, но девушку не принимают в больницу — документы ее тоже похищены – авт.). Ребенка нет.
Люба утверждает, что ее заставляли пить таблетки, после которых, она входила в «полупьяное» состояние и мало что понимала.
— Мы вызвали «Скорую», потом полицию, написали заявление, — говорит мать Любы Наташа. – Нам не поверили. Мы привезли Любу в Абайский отдел полиции в таком состоянии – лица почти не видно было – такой отек. Толком она ничего не соображала. А над нами буквально посмеялись: сначала подумали, что она психически больная, потом обвинили в том, что мы сделали ложный донос. Нас отправили пройти проверку на наркотики. Мы прошли. Но на препараты, которыми ее довели до такого состояния, никто не проверил. Судебно-медицинскую экспертизу, чтобы проверить какие препараты ей вводили, и подтвердить, что она рожала, не назначали.
Семья Баткаевых обратилась в прокуратуру ЗКО, которая провела свою проверку. Пока мы можем только сказать, что уголовное дело по факту, якобы, ложного доноса было закрыто.
Родители Любы ездили в Перинатальный центр – там им сказали — такой роженицы у них не было. В областном управлении здравоохранения отказались принять их заявление.
— Это Санта Барбара какая-то, — ответили Баткаевым в управлении. – Регистрировать ваше заявление не будем, но оставим на рассмотрение.
Весь ужас этой истории в том, что, как оказалось, по документам не существовало ни беременной, ни роженицы с данными Любы. Нигде не зарегистрировано и рождение ребенка.
— Он мне кричал: ты ничего не докажешь, ты даже рожала под чужой фамилией!, — плача рассказывала девушка.
Родители пошли на хитрость и отвели дочь к гинекологу, объяснив врачу, что нужен профилактический осмотр. После осмотра врач возмутилась, почему ей не сообщили, что девушка недавно рожала.
— Мы подписали бумагу, что не против осмотра дочери. Нам выписали послеродовые свечи, назначили лечение, — говорит Наташа.
Вместе с родителями Любы мы побывали в роддоме областной клиники. Заместитель директора по лечебной части Есет Ергалин встретился с нами, но комментировать что-либо отказался.
— Я вас помню, вы искали свою дочь. Помню, как вы кричали.., — сказал Есет Ергалин обращаясь к матери девушки.
«УН» он лишь сказал, что роженицы с данными Любы у них не было, а подробности он может сообщить только после письменного разрешения руководства облздрава.
Ночами в доме Баткаевых раздаются звонки с «засекреченного номера». В трубке молчат, и только один раз раздался плач ребенка. Родители сообщили об этом сотруднику прокуратуры, который проводил опрос.
До сих пор им не сообщили: есть ли у полицейских какие-либо данные о местонахождении гражданского мужа девушки Дмитрия Алиева. Перед родами девушки он удалил все свои данные из соцсетей. Чуть позже появился под другим именем – Дидар.

Автор Алла Злобина Фото www.uralskweek.kz


Источник: zakon.kz