21 мая – всего лишь тест. Пройдёт ли у нас «украинский сценарий»?

57

О том, что «демократия» – это лукавство, я уже как-то писал («Великий миф о демократии: власть народа? Какого?»). Но в прошлый раз это всё прозвучало довольно абстрактно. В нынешнем мае уровень политизации общества в Казахстане заметно превысил прошлогодние показатели. Что не удивительно на фоне кризиса и падения уровня жизни. Во многом потому удалось то, чего не удавалось долгие годы относительного процветания – вывести недовольных людей на улицы. Вернее – попытаться вывести. В кулуарах зазвучала знаковая мантра – «украинский сценарий». А из-за покосившихся заборов вновь послышались знакомые ритуальные завывания по поводу «демократических свобод и прав человека».

Забавно, что изрядно намозолившее уши заветное кодовое словцо – «демократия» – вновь возникло в довольно превратном свете. И никого не смущает, что речь в гневных одёргиваниях идёт не о правах подавляющего числа казахстанцев, которые в массе своей не поддались на площадные призывы. А о горстке вечно-обиженных и привычно-обманутых, которых так стремительно изловила и остудила полиция, что верить в интернет-рассказы про какие-то многотысячные манифестации могут только те, кому очень хочется в это верить. Или те, кому и этого вполне достаточно для начала.

Демонстрации и митинги – инструменты социального протеста. Их отличие от обычных стихийных бунтов («бессмысленных и страшных») в их управляемости.

И вот тут – один тонкий момент, который остаётся наиболее тёмным в попытке анализа несостоявшихся майских манифестаций в Казахстане. Кто выводил людей на улицу?

Только не надо говорить про какие-то стихийные движения? рождённые в соцсетях! Интернет – всего лишь поле, вроде того, что когда-то пахал в Колхиде мифический Ясон. Пашня так и осталась бы пашней, если бы герой не засеял её зубами дракона. А проросшая из неё сила, неминуемо смяла бы искателя «золотого руна», если бы он не знал правил и не бросил в воинственную толпу копьё (как тут не вспомнить снайперов в Киеве!). Простодушная орава изничтожила себя сама, а герою-победителю досталось всё – лавры, богатства и бесноватая Медея в придачу.

Вот вам, если хотите, исконный механизм, который лежит в основе всех цветных революций эпохи интернета. Проверенный способ, несущий неминуемое разрушение одним (большинству) и неизбежное обогащение другим (меньшинству). Это у них и называется «демократией». Ушлые ребята мастерски взращивают толпу. В нужный момент они отойдут в сторону. Понаблюдают бойню. А потом, в следующий нужный момент, опять возникнут в поле зрения. Чтобы успеть пошарить по карманам павших и увечных.

То, что явные вдохновители и истинные цели майских волнений остались в тени – говорит обо многом. Мы имеем дело не с самим протестным движением, а с тестом, с помощью которого кто-то попытался прощупать почву для дальнейших «демократических преобразований» в Казахстане. «По украинскому сценарию». На данном этапе нужно было собрать хоть какую-то массовку «политического мяса» (в любой стране для этого всегда найдётся контингент неуспокоенных идеалистов и откровенных идиотов) и с её помощью проверить государство как «орудие подавления». Проверили.

В качестве орудия смены власти митинги и демонстрации впервые широко применили во времена Великой Французской Революции. Все помнят триумф победившей демократии, взятие Бастилии и явление Первой республики. Однако то, что последовало дальше, воспоминается не столь охотно. Потому про дальнейшее – кровавый террор, перевороты и дестабилизацию – говорят не столь радостно. Уж очень сильно всё это бьёт по имиджу базовых ценностей.

Через подобную вакханалию в той или иной мере вся Европа (вместе со своим североамериканским филиалом).

Сперва своей «демократией» еврамейцы просто кичились (гордо выпятив нижнюю губу, картинно отставив ногу и заложив за лацкан руку). Но после того, как поза приелась, вдруг сообразили, что с помощью своего выстраданного социального опыта можно недурно подзаработать. Вот тогда «демократия» и превратилась в стратегический товар и инструмент давления. Устрашающее слово-перевёртыш стало своеобразным чёрным флагом, под которым лихо рассекают по морям-океанам напичканные самолётами и крылатыми ракетами носители этих самых «базовых ценностей» (чёрным флагом и чёрной меткой единовременно.)

Но то, что европейцу – хорошо (теперь – хорошо), азиату (африканцу, латиноамериканцу) – смерть! Потому что у народов лишь недавно обрётших независимость, и у государств, весьма вольно нарезанных из шкур почивших империй – нет многовековых традиций жизни в условиях демократии и иммунитета к бескровной политизации общества.

Одно дело, когда бузит Европа или Америка. Все их массовые социальные волнения (вроде тех, что сегодня мы видим в той же Франции) – своеобразные карнавалы, способы театрализованной торговли сытых, с ещё более сытыми. Никаким основам государственности, миропорядка и даже экономики эти шутовские выступления не грозят. (Об этом я уже писал ранее – «Роль бюста в актуальном протесте XXI века»). Совсем иное, когда уличные беспокойства начинаются в молодых странах Третьего мира, заглотивших живца и вставших на угодливо предложенный в качестве панацеи «путь демократических преобразований». Здесь простым протестным разбитием (попавшейся машины, витрины магазинчика и морды неосторожного полицейского) дело не ограничивается. Здесь всё заведомо и неминуемо заканчивается всеобщим разрушением, нескончаемым междоусобием и многолетним хаосом.

И кому всё это нужно? Государствам и народам, неосторожно хлебнувшим из гуманитарного корыта «европейских стандартов»? Да бог с вами! Так кому же?

Казахстан, расположенный клином меж двух самых серьёзных оппонентов Запада, к сожалению, обречён быть ареной высшей нервной деятельности этих геополитических доместикаторов. Пока мы есть, нас будут приручать проверенным способом – разобщая, умерщвляя и расчленяя. С помощью отработанных методов «демократизации». По количеству линий расчленения – Казахстан не очень сложный объект для политтехнологов. А по своей политической незрелости – идеальная почва для воплощения «цветной технологии». Тест мы не провалили. Но любая слабина власти, а равно и политический вакуум, неизбежный при её передаче, легко может поставить нас в один ряд с Сирией и Ливией. И Украиной.

Вот почему меня, как и большинство жителей Казахстана (демократическое большинство!), вовсе не вдохновила проба сил, которую пытались провести 21 мая. Сравнивать нас с Украиной пока рано. Украина, если кто забыл, пилила усыхающий сук собственного здравомыслия с самого момента обретения своей независимости. В Казахстане нечего подобного не было. Но помнить об Украине (Сирии, Ираке, Ливии и т.д.) – нужно. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник: informburo.kz