Что скрывается за дверями иняза. Часть 5

156

Чтобы списать в утиль эти нелепые телодвижения нынешнего универа, в администрацию КазУМОиМЯ надо имплантировать иностранного спеца. Чтобы он пришёл, ужаснулся всем этим анекдотам и начал пошагово всё менять. Так поступили с отечественной авиацией. Так надо делать и с педагогикой. Для начала – с преподаванием английского языка и с продвижением трехъязычия.

Раздать и разойтись

Вручение дипломов в КазУМОиМЯ – весьма высокоторжественная церемония. Актовый зал, гимн, рука к сердцу, ведущие, концертная программа. Рядом – преподаватели, с которыми шёл все эти годы рука об руку. Торжественно, волнующе, классно! Моя сестрёнка заканчивала в этом году иняз и я сам стал тому свидетелем.

Это не просто процедура. Эта та самая воспитательная функция процесса обучения, про которую нам рассказывали тут.

Нашей группе церемонию раздачи дипломов сделали персонально. В той самой аудитории с голыми стенами. Без гимна. Тщательно подобрали дату – мрачнейший день в истории стран СНГ, 22 июня (кто не помнит – в этот день ближайший союзник Сталина вторгся в СССР, началась величайшая геополитическая катастрофа ХХ века).


На раздаче дипломов обошлись без гимна, актового зала и прочего пафосаФото из архива Руслана МинулинаНа раздаче дипломов обошлись без гимна, актового зала и прочего пафоса


Рано утром нам разослали смски: мол, сегодня вечером состоится вручение. Кто-то был далеко от Алматы и даже за пределами Казахстана. Кто-то работал, и с работы попросту не отпустили, раз уж заранее не предупредил.

Два наших лучших препода также не смогли с нами попрощаться: и их тоже известили поздно. Словом, была без радости любовь, разлука будет без печали.

По итогам нашего обучения я и ещё несколько моих однокурсниц потребовали у университета вернуть нам часть денег за обучение. Это единственная наша возможность, как нам кажется, дать понять ректору, что пора немного менять свой подход к обучению студентов. Ответ ректора дал понять, что ничего мы не получим.


Отказ ректора вернуть деньги за обучение менялся в мотивировочной части от ответа к ответу. Но суть оставалась прежней: не отдадимОтказ ректора вернуть деньги за обучение менялся в мотивировочной части от ответа к ответу. Но суть оставалась прежней: не отдадим


Сталкер или пугало?

Мы не раз спорили с ребятами на тему: надо ли меняться инязу, или это уже всё – диагноз, безнадёга?


Идею трёхъязычия испортить сложно: но если очень стараются…Фото Руслана МинулинаИдею трёхъязычия испортить сложно: но если очень стараются…


Учебник, над которым спать хочется. Образовательный портал с чужими заданиями, который универ выдаёт за свои. Мрачные черно-белые распечатки. Служебные туалеты под замком. Персональный столик для преподавателей в и без того весьма тесной асхане. Особый лифт для сотрудников. Система регулярных отметок посещаемости студента – как утренняя поверка в армии: явился, не явился, причина неявки. Бумажная регистрация в библиотеке каждого движения в особом журнале регистрации. Сдал книжку? Распишись в особом гроссбухе, что сдал. Взял книжку? Снова дай роспись! Каждый шаг – словно нырок в нафталиновое прошлое.

Может опустить руки и плюнуть? Плюют ведь очень многие.

Фонд Фридриха Эберта провёл социологический опрос и выдал его результаты в пространном докладе «Молодёжь Казахстана в цифрах». «Определённую тревогу должен вызывать тренд, когда для большинства молодых людей образование как источник получения знаний теряет свою привлекательность, так как на первое место выдвигается «культ диплома», а не рост профессионализма за счёт получения и усвоения новых знаний. Это является достаточно опасным процессом».

Молодые люди в первую очередь воспитывают в себе преданность будущему шефу, но не профессионализм, подчёркивают социологи. Это – тренд намбер уан. Это для них – главное. А я тут про знания соловьём разливаюсь…

Атрофированное чувство ответственности учителя рано или поздно приведёт мугалима к конфликту со школьниками: он знает и они знают, что он – «чайник» в своей работе. Қалай-болса-солай-учитель отыграется на безответных учениках за свой низкий профессиональный уровень, унизит их и растопчет их индивидуальность. Кого-то сломает, в ком-то потушит огонёк таланта.

А кто-то упрётся рогом, затаится, подрастёт – и начнёт мстить. Всем – преподам, директору, ментам, прокурорам. И снова город замрёт от «красного уровня»: это на улицы вышел очередной продукт разгильдяя-препода…

У КазУМОиМЯ сегодня – уникальный шанс стать сталкером, проводником между двумя мирами и менталитетами: либеральным и патриархальным. Ни один из них не идеален сам по себе, но на стыке двух культур высверкнет уникальный сплав. По «Болашаку» учить наших бакалавров уже давно стало дорого. А вот для казахстанского иняза подготовить сельского паренька или девчушку и вернуть его/её в глубинку таким дипломированным «агентом влияния» – уже вполне по карману.

Чтобы списать в утиль нынешние нелепые телодвижения нынешнего универа, в администрацию КазУМОиМЯ надо имплантировать иностранного спеца. Чтобы он пришёл, ужаснулся всем этим анекдотам и начал пошагово всё менять. Так поступили с отечественной авиацией. Так надо делать и с педагогикой. Для начала – с преподаванием английского языка, с продвижением трёхъязычия. Так что в той шутке про объединение KIMEP и КазУМОиМЯ – лишь только доля шутки.

Надо сделать прозрачным расходование университетом денег, полученных от студентов за обучение. Барак Обама в своей книге «Дерзость надежды» писал: «Сами студенты могут потребовать, чтобы деньги, которыми распоряжается институтское руководство, направлялись на улучшение качества обучения, а не на строительство новых футбольных стадионов». Этот парень мне явно мне по душе. Ему скоро на пенсию: так почему бы его не позвать в наш иняз на царство? (Шутка, конечно, но в этом направлении надо двигаться).

Была бы политическая воля.

Иностранец объяснит ректору, например, что заменять хороший учебник его сканированной копией – просто нельзя. Даже не потому что чужую интеллектуальную собственность красть нехорошо. Все ж воруют. Почему ещё пару учебников не стибрить?

На черно-белых распечатках не привить любовь к языку (да и к любому предмету). Учебники потому и делают цветными, что у разного цвета – свой учебно-психологических эффект воздействия на ученика. Красный, динамичный цвет – это энергия, жар, огонь. Освежающий оранжевый приносит удовольствие и радость. Стимулирующий жёлтый – это солнце и свежесть. Популярный же у университета чёрный цвет обозначает власть, основательность, смерть. Белый – непорочность, бесконечность, монархию.

И адмресурса, и власти, и бесконечности нынче – уже просто по горло.

Позитивчику дайте.

Нужен полноценный, заинтересованный диалог со студентом. На смену отпискам должна прийти политика «Жалоба как подарок», описанная, например тем же Джанелл Барлоу и Клаусом Мёллером. Оказавшись внутри системы студент (как потребитель образовательных услуг) видит ситуацию в вузе лучше иного проверяющего, он на собственном опыте выявляет сильные и слабые стороны вуза – его оценка и советы помогут вузу выжить на рынке и завтра вновь сохранить свою привлекательность для новых студентов. Со временем ребята не просто робко будут выпрашивать у вуза скамейку в рекреацию, как это они иногда делают сегодня в пабликах vkontakte. Самые отважные рискнут, например, потребовать добавить яблок и бананов в меню столовой. Кто-нибудь посмеет выклянчить парковки для великов – их вуз разбежался было пообещать: но зачем-то заявки затребовал от студентов на каждое веломесто. На том и замерзли: еще в сентябре 2015-го.


Заявки на велопарковки (2015) потребовали сдать. На том и замерзлиЗаявки на велопарковки (2015) потребовали сдать. На том и замерзли


А со временем, глядишь, и учебники начнут закупать – качественные, зарубежные, в нужном количестве. Прекратят мучиться с выдавливанием учебно-методического комплекса из собственных перегруженных преподавателей. Может быть, даже и проекторы появятся в достаточном количестве. Ведь даже в моей родной школе, где я проходил производственую практику, их оказалось в достатке: а в универе – вечный дефицит. Актуальные темы станем обсуждать на занятиях – мечтать так мечтать!


В родной школе прохожу производственную практикуФото из архива Руслана МинулинаВ родной школе прохожу производственную практику


И в целом расходование университетом денег, полученных от студентов за обучение, пора уже сделать прозрачным. Барак Обама в своей книге “Дерзость надежды“ писал: “Сами студенты могут потребовать, чтобы деньги, которыми распоряжается институтское руководство, направлялись на улучшение качества обучения, а не на строительство новых футбольных стадионов”. Этот парень мне явно мне по душе. Ему скоро на пенсию: так почему бы его не позвать в наш иняз на царство? Шутка, конечно, но в этом направлении надо двигаться.

Была бы политическая воля.

Для самих же университетских педагогов самой сложной задачей будет необходимость балансировать между двумя ментальностями: нашей и западной. Между нашим экспертным и их аналитическим подходом. Необходимость сопоставлять и сравнивать. Думать и репу чесать. И, Құдай сақтасын, выводы делать.

А это непросто и рискованно.

Славить Абылай-хана и сакральную древность куда привычней.

И проще.

Дұрыс па? 

Источник: informburo.kz